Критический реализм. Оксана Лесли (Мобил, США). Америка-мать зовёт? (отрывки из романа)

View previous topic View next topic Go down

Критический реализм. Оксана Лесли (Мобил, США). Америка-мать зовёт? (отрывки из романа)

Post by Admin on Thu Jan 11, 2018 6:03 pm

Пролог

У вас есть идея фикс, мечта? Все о чём-то меч-
тают с детства: получить образование, овладеть
профессией по душе или захомутать иностран-
ца-олигарха-принца-звезду. Для кого-то идея
фикс — попасть в книгу рекордов Гиннеса, про-
глотив неимоверное количество живых скорпи-
онов или, на худой конец, хот-догов. Для одних
счастье — просто быть любимым, иметь дом и
детей. Для других — быть независимым во всех
смыслах этого слова. Им не хочется связывать
себя памперсами и мужскими носками, они спа-
сают мир или спасают себя.
Большинство людей ценят каравай, который им
нарезала и подала жизнь.
Некоторые бегут на край света ради иллюзор-
ной мечты.
Герои этого романа — именно такие максима-
листы, в чём-то наивные, но реальные люди, и в
книге рассказано об их реальных приключениях
и злоключениях, взлётах и падениях в Америке,
этой стране молочных рек и кисельных берегов.
Действия романа разворачиваются в период
с 1996 по 2010 год. Названия многих городов и
имена изменены.
Жизнь главных героев романа в США напоми-
нает аттракцион «американские горки». Они ис-
пытывают и радость, и страх, и разочарование,
и даже тошноту, осваивая эту страну в разных
штатах, на разных виражах. Итак, пристегните
ремни.
Глава первая
Р О Б
1997, США, Атланта
Роб, сорокалетний американец-программист,
знал свои особенности в лицо. Он состоял на
учёте у психиатра и инфекциониста. Психиатр
посоветовал пить антидепрессанты день и ночь,
размечтался! Инфекционист порекомендовал не
употреблять спиртное, жареное, жирное...
Роб не сомневался, что у врачей заговор с фар-
мацевтическими компаниями против простых
людей. Им лишь бы напридумывать диагнозы,
чтобы потом деньги выкачивать на лекарства...
Как будто на самом деле можно навсегда отка-
заться от бифштекса с кровью, мороженого, пиц-
цы, чипсов и шоколада!
Ощущая себя смертником, как предсказал ин-
фекционист, Роб мечтал об одном — передать
свои гены в будущее. Но как это сделать, если
любопытные американские бабенки, потенци-
альные невесты, всё готовы про тебя разнюхать!
Полицейские сайты облазят, лишь бы компромат
найти, если он там есть. А он на Роба был!
Затянувшись ментоловой сигаретой, попивая
колу с ромом, Роб размышлял, какая жена может
стать для него лотерейным билетом. Супруга ему
очень нужна: адекватная, здоровая и красивая
мать его будущих детей! Роб не верил в загробную
жизнь, и ему не хотелось умереть, не оставив по-
сле себя минимум троих. Он жалел, что не решил
эту жизненно важную задачу раньше, в молодо-
сти. А молодость незаметно как-то убежала, свер-
кая то ли пятками, то ли шинами автомобиля...
Все эти искусственные оплодотворения слиш-
ком дорого стоят — Роб не имел в наличии лиш-
них тридцати тысяч долларов, чтобы заплатить
самой дешёвой суррогатной матери. Жена нужна
такая, чтобы не лезла в его прошлом копаться,
чтобы не задавала ненужных вопросов, а некото-
рые вещи не понимала бы вообще! Так где же та-
кую дурочку найти? Да нет, дурочка ему не нуж-
на. Хочется красавицу, молоденькую, чтобы было
весело и в постели не скучно, и перед друзьями не
стыдно… Хотелось прослыть экстремалом...
Молить Бога о помощи он не собирался. Роб
считал, что Богу некогда на индивидуальные за-
казы миллионов людей откликаться, он же не
официант в ресторане «Жизнь». Бог — это про-
граммист-игрок, который создал Вселенную-ком-
пьютер и разные компьютерные игры к нему, и
играет. И ему на самом деле до фонаря, построи-
ли люди храмы, надели крестик на шею, окрести-
ли своего ребёнка, читают на ночь Библию или
Упанишады или нет.
Помешивая пальцем лёд в стакане, Роб играл с
идеей о наследниках и идеальной жене, как ис-
кусный повар подбрасывает в воздух тесто для
пиццы.
Роб отпил рома с колой и разгрыз зубами ку-
сочек льда. Холод мгновенно сковал гортань и
добрался до возбуждённого мозга, сжав его бо-
лезненной колючей проволокой. Несколько глу-
боких вдохов и выдохов — и откровение бря-
кнуло его в лоб, запульсировав болезненно там,
где, по утверждениям йогов, должен быть третий
глаз.
Суровая реальность
2016 год № 1 (90) С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА 65
Эврика! Нужен языковой барьер. Жена-ино-
странка, как у друга Дэвида! Полулысый, очка-
стый, низкорослый Дэвид привёз себе длинно-
ногую блондинку из какой-то страны бывшего
Советского Союза! Название этой страны еле вы-
говоришь! Жена моложе его лет на двадцать. А
чем Роб хуже? Он будет получше многих во всех
отношениях.
И как он раньше не догадался! Надо жену Дэ-
вида попросить, пусть фотки подруг покажет,
может, стоит кому и написать? Нельзя медлить.
Часы времени тикали. И не в его пользу.
Глава вторая
М А Р И Н А
1996, Узбекистан, Ташкент
Узбекистан! Хлопково-бахчевой, гранатно-ин-
жирный, яблочно-грушевый, плово-шашлычный
край! Горнолыжные курорты и ледники, обли-
зываемые солнцем как ванильное мороженое. И,
конечно, пустыни, которые занимают семьдесят
процентов площади республики. Ташкент, столи-
ца и мегаполис, город театров, дворцов и базаров.
Родина Марины.
Марина, как все, окончила школу, как все, пля-
сала на выпускном, училась на филологическом
факультете Ташкентского университета с 1990 по
1996 год и устроилась на ординарную работу в
обыкновенной школе учителем русского языка и
литературы, подрабатывая написанием курсовых
и дипломных работ на заказ.
Как учителю в среднеобразовательной школе
ей платили в месяц всего двадцать долларов. И
частенько три работающих человека в системе
загнивающего социализма — она, мама и папа
— спорили, чья очередь купить шампунь или
туалетную бумагу. Разумеется, ей хотелось вы-
рваться из этой вечной нехватки денег. Из роди-
тельского гнезда — тоже. Но она была не в состо-
янии достаточно зарабатывать и самостоятельно
снимать квартиру, хотя ей и в голову это не при-
ходило. Марина не умела ни откладывать деньги,
ни оплачивать счета, ни вести бюджет.
В свои двадцать два года Марина считала себя
незаурядной девушкой. И судьба русской учи-
тельницы её мало устраивала. В Средней Азии
ранние браки всегда были нормой, а Марина
чувствовала себя старой девой. Почти все патри-
архальные подруги вышли замуж, обзавелись
детьми и при встрече не стеснялись залепить ей
пощёчину-вопросик: «Когда же ты замуж вый-
дешь?»
Марина давно сказала себе, что её призвание в
жизни — быть журналистом, писателем. Поэто-
му и замужество должно было быть у неё неор-
динарным. Чтобы потом написать об этом! Зачем
ей русский или любой другой житель стран СНГ,
когда «выйти замуж за американца» стало модно?
Не от мира сего? То же самое, что улететь на дру-
гую планету?
Марина разослала свои фотографии в ино-
странные журналы знакомств, но безрезультатно.
Ожидаемая лавина писем почему-то не встряхну-
ла её мирок. Марина попросила подругу в Амери-
ке посодействовать и стала ходить к экстрасенсу.
Экстрасенс объяснила Марине, что для того,
чтобы открыть дорогу в другую страну, нужно ра-
ботать с сознанием и пространством. Работа над
сознанием заключалась в чтении книг об Амери-
ке. Экстрасенс предупредила, что могут пройти
годы, прежде чем она уедет в страну мечты. Но
нельзя сдаваться. И Марина начала читать всё
подряд. «Унесённые ветром», «Анжелика в Но-
вом Свете», «Последний из могикан», «Чайка по
имени Джонатан Ливингстон» и «Приключения
мессии, который мессией быть не хотел» Ричарда
Баха, книги о здоровье и самовнушениях-аффир-
мациях Луизы Хей и, конечно же, ставшие попу-
лярными романы Карлоса Кастанеды о шаманах.
Ей о-очень понравилась идея, что шаманы имели
невидимых союзников и те помогали им в разных
магических делах.
Работать с пространством нужно было опре-
делённым образом. Например, ходить в церковь.
Раздавать подаяние всем нищим, стоящим около
собора. Для этого Марина покупала горячие све-
жие булочки, штук пятнадцать-двадцать, разда-
вала всем, просящим подаяние около церкви, и
впитывала своей аурой-душой все восклицания
-пожелания: «Помоги тебе Бог!», «Дай Бог тебе
здоровья!», «Спасибо тебе, красавица! Благосло-
ви тебя Бог!»
В один прекрасный солнечный день, девушка,
вооружившись ведёрком, тряпкой и бабулькой
своей, потелепалась на трамвайчике на Боткин-
ское кладбище. У входа, недалеко от памятника
футбольной команде «Пахтакор», разбившейся в
1979 году, набрала воды и уверенно зашагала за
гидом — бабулькой — к захоронению видных слу-
жителей Ташкентско-Среднеазиатской епархии.
Бабулька стояла в тени деревьев и кусала выбив-
шиеся из-под платка единичные волосинки. Она
с любовью смотрела на занятие взрослой внучки,
отмывающей могильные плиты священнослужи-
телей от птичьего помёта и глины, и мудро удер-
66 С О В Р ЕМ Е Н НА Я ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА № 1 (90) 2016 год
живала своё мнение при себе, полагая, что выйти
замуж за рубеж — это «мечты Наполеона».
После совершённого ритуала они посетили
храм Александра Невского, раздавая у входа бу-
лочки, поставили свечки за упокой души усоп-
ших родственников. Марина ставила свечки за
упокой архимандритов и митрополитов, чьи мо-
гилы и памятники отмыла от птичьего помёта и
глины, и мысленно просила открыть ей дорогу в
страну Шварценеггера, Диснейленда и, конечно,
Фредди Крюгера. Ой, как нравились ей американ-
ские фильмы ужасов, просто ужас какой-то.
Ещё экстрасенс посоветовала наладить кон-
такт со своим Ангелом-Хранителем. Объяснила
Марине, что нужно с ним разговаривать, благо-
дарить, когда дела идут гладко, а не себе припи-
сывать достижения по жизни, а ему, невидимому
своему союзнику. Девушка стала разговаривать
вслух с невидимым Ангелом-Хранителем и про-
сить его помочь в реализации своей идеи фикс —
«замуж за рубеж» и «жизнь не как у всех».
Глава третья
А Н Т О Н
1997 год, Россия
В камере предварительного заключения было
холодно и неуютно. Деревенскому мужику Анто-
ну шили дело о разворовывании колхозного иму-
щества. Шесть лет тюремного заключения — это
вам не роды у животных принимать. Бывало, не
может разродиться корова, нужно руку по плечо
вместе с верёвкой в неё засунуть, нащупать го-
ловку телёнка, развернуть плод, верёвкой ножки
обмотать и тащить...
А кто будет кормить шестерых детей-подрост-
ков, если он сядет? Ну, угнал грузовик с зерном,
ну и что? Он и лошадей табунами угонял и тата-
рам знакомым продавал. И лес колхозный валил
и продавал председателю колхоза, у которого не
было леса! Он же не один такой, кто помог колхо-
зу-миллионеру развалиться в послеперестроеч-
ные годы. Председатель с зоотехником и их под-
ручные сколько себе нахапали? Приватизировав
колхозное добро, особняки не построили, а воз-
двигли, машины не купили, а выцарапали из
глотки агонизирующего социализма! По ним дав-
но тюрьма плачет кровавыми слезами! А кто он?
Так, мелкая сошка, которая научилась выживать.
Антон сидел на бетонном выступе, заменяющем
койку без матраса, рассматривал неровности бе-
тонного пола и гармонично сочетающиеся с ним
грязно-серые металлические раковину с унита-
зом, ёжился от холода.
Тюремщики следственного изолятора не вклю-
чали отопления зимой из принципа: покуко-
жишься с недельку-другую, заработаешь чахотку
и не постучишься, а заскребёшься в двери когот-
ками отчаяния! Не просто пойдёшь на сотрудни-
чество со следствием, а поползёшь на сотрудни-
чество на карачках, на карачечках!
Двери, старые и грязные, открылись со скреже-
том, и вошёл долгожданный проверяющий, как
«луч света в тёмном царстве!» Антон ему деньги
давал на сигареты. Вот они, «Прима», и спички!
Атрибуты свободы!
Проверяющий испытующе посмотрел на аре-
стованного.
Антон — рыжий низкорослый мужчинка с не-
примечательной внешностью, но бросающимся
в глаза, вызывающим имиджем — проколоты-
ми ушами с серьгами-кольцами, как в пиратских
фильмах, и вытатуированным именем жены на
левом предплечье. У подследственного были
маленькие серо-голубые глаза, прячущиеся под
грязно-рыжими бровями-домиками, такие хи-
трые-прехитрые. И это проверяющего бесило
больше всего на свете. Он ехидно заметил Анто-
ну, что в камере «жарковато будет» и «дыму ну-
жен выход», достал пистолет и разбил стекло в
окошке. На его холеном лице вальяжно расселась
самодовольная улыбка как у царя Всея Руси Пе-
тра Великого, когда тот понял, что прорубил окно
в Европу.
Робкие снежинки стали залетать в камеру через
решётку.
Нельзя признавать свою вину. Да разве он ви-
новен? Государство поставило его в ситуацию, в
которой честным путём невозможно прожить!
Нельзя ему сдохнуть раньше времени! Что же та-
кое придумать, чтобы следователь закрыл дело?
Следователь Василий Иванов — малый не ду-
рак, но получает немного. Конец девяностых! Кто
сейчас много получает, если не ворует? Друган
его получает не хило, и то потому, что в Амери-
ку вырвался и дома там красит богатеньким и не
очень богатеньким буратинкам.
О, Америка! Шоколадные водопады, ванны с
шампанским, изумрудные мостовые и пальмы,
плодоносящие долларами! Страна-сказка, стра-
на-рай, молочные реки и кисельные берега!
Стоп! А если убедить Следака-Васька, что мож-
но в Америке заработать, свои люди есть и помо-
гут? Чем чёрт не шутит!

Admin
Admin

Posts : 608
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.eu

Back to top Go down

View previous topic View next topic Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum