Репортаж. Князь Расуль Ягудин (Хургада, Египет). Меня разыскивает милиция (дневник террориста)

View previous topic View next topic Go down

Репортаж. Князь Расуль Ягудин (Хургада, Египет). Меня разыскивает милиция (дневник террориста)

Post by Admin on Wed Nov 22, 2017 4:47 pm

Продолжение.
Начало в №44

Ну, теперь пора подумать и о том, как пролезть через границу в Украину.
Щедрый глоток пива. Сигарета. Прикуриватель. Сизый дым пополз в приоткрытое окно, и я погрузился в размышления
Очертим ряд проблем, одну за другой — выкладывая путь камень за камнем.
Итак.
Первая и основная, вообще-то, проблема, такова — а что, если меня и вправду объявили в розыск, как грозились, и тогда мои данные и данные моей машины уже поступили в компьютерные базы данных всей российской мусорни, а значит, и той, что сидит на границе, а значит, и в базы данных пограничников, а также таможенников и всех прочих дармоедов, что кормятся единственно тем, что роются и шарятся в наших трусах и биографиях? Оно, конечно, по закону объявлять в федеральный розыск можно лишь тех персонажей, кому светит БОЛЕЕ пяти лет лишения свободы, а мне, вроде как бы, наметили, о, радость!, лишь ДО пяти лет, но... где вы видели, чтобы российская мусорня соблюдала законы? Законы, они ведь для нас писаны, а для дураков и мусоров закон не писан — так что вполне возможно, что они, будучи и мусорами, и дураками одновремённо, недолго думая и вправду объявили меня в федеральный розыск. Или хотя бы просто разослали ориентировки — мол, держи-лови такого-то, ежеле он попрёт через границу, это лично и персонально он съел личну. Персональную бабушку Красной Шапочки. Приграничная мусорня ведь вникать ни в что не будет — появился в зоне доступности упомянутый в ориентировке гражданин, ну и... почему бы его не скрутить, кто ж сякое бесплатное развлечение упустит . Это ведь не по морозу бегать, высматривая, это ведь оно само в руки приплыло, а там, глядишь, может, и премию за пролетарскую бдительность дадут... в общем, подсуетиться стоит. Возможно, конечно, и нет меня в базах данных, но как научил меня на свою голову бывший старший друг и бессменный мусор и татарин Наиль Шарифьянович Шаяхметов, ИСХОДИТЬ НАДО ВСЕГДА ИЗ ХУДШЕГО. Так что будем исходить из худшего — что только сунься любой приграничный мусор в комп, и сразу я оттудова вылезу ему прямо в блудливые ручки — тёпленьким.
Отсюда проистекает следующая проблема — компьютеры. Взорвать бы их всех, на хуй, но данные тактико-стратегический план действия по причине его временной неосуществимости я пока (временно!) отложил в сторону. Так что проблема остаётся — компьютеры на пограничных контрольно-пропускных пунктах есть, устранить их оттуда за оставшиеся несколько часов пути до границы невозможно в принципе, и, буде пограничная мусорня-пидарасня туды залезут, а буде я окажусь там в базах данных, мне крышка. Из какового факта само по себе прорастает текущая задача — не дать им залезть в компьютеры. От так задачка, блин. Пробивать личные данные гражданина и данные принадлежащему гражданину автомобиля у пограничной мусорни-пидарасни поставлено на рефлекс — строго говоря, они за этим на границах и сидят, никаких других особенных должностных обязанностей у них нет. Ну и... как же их уговорить не исполнить свои прямые должностные обязанности? Мнннндааа, задачка.
Напряжённо размышляя, я дотянулся до очередного початого баллона пива и сделал ещё несколько щедрых глотков — настолько щедрых, что баллон из початых сразу переквалифицировался в почти опустевшие. Так, так, так... ммм... попробуем прикинуть... ммм... в русле абсолютно антинаучного и абсолютно противоречащего объективной действительности, данной нам в ощущениях, тезиса, каковой нам уж с четверть века, пусть совершенно безрезультатно, но по-бараньи усердно втюхивает мусорской 1 канал — что менты, мол, тоже люди, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, ой, девочки, ой мамочки, ой, держите меня, ой, я ржу не могу.
Отсмеявшись, я тем не менее сей странный тезис с повестки дня не снял, чувствуя в нём что-то... эдакое, что такое, над чем стоит поразмыслить. Тэээксс, скажем — менты тоже люди, и на сей раз мне даже удалось удержаться от гомерического хохота. Какие у людей слабые места? Какие у них кнопки, на которые можно было бы понажимать? Ну или — какие у людей потребности и чувства.
Начнём с потребностей.
Потребности мусорни (даже той, что возможно, «тоже люди») никакого бинома Ньютона из себя не представляют — они просты, как табурет: пожрать, посрать и перепихнуться. А я предложить им не могу ни того, ни другого, ни трет.. хм... служили бы на границе одни бабы, над третьей возможностью можно было бы поразмыслить, ведь бабьё в погонах суть всегда пиздой голодное, их ведь устав, форма и протокол давят, плюс всенародная ненависть крайне ограничивает их возможности сексуального насыщения, а мужики, простите, не бабы, что с мусорнёй ради того-сего не брезгуют трахаться, мужики в подавляющем большинстве своём влезать на мусорню в юбках категорически не склонны из чистого принципа, изрядно помноженного на непреодолимую брезгливость. Так что будь на границе одни бабы, я бы, ладно уж, зажав нос и зажмурившись, банально трахнул поочередно одну за другой всех подряд и таким противоестественным образом преодолел бы границу без проблем, но... на границе не одни только бабы, а трахать ещё и мужиков, даже если у меня на их грязные жопы встанет — увольте. Должно же в этом мире оставаться хоть что-нибудь святое (это я не о мусорских жопах, это я о собственных принципах). Так что мусорские потребности в решении моей проблемы мне ничем не помогут... разве что взятки им насовать... нет, не канает, наоборот вызовет к моей особе особый интерес: чего это он бабки суёт? — что-то нечисто, ну-ка проверим... а если проверят, узнают, кто я такой и всё равно согласятся на взятки, суммы заломят такие, что я, считай, приплыл. Таких денег, что смогли бы утолить мусорские аппетиты, у меня никогда не было. Потребности долой.
Что остаётся? Чувства. Ещё не легче. Какие у мусоров, на хрен, могут быть чувства? Нет у них ни хрена никаких чувств. Их единственное, главное, первое и последнее чувство — понты. Лишь показать себя всех круче, никакие другие чувства им не ведомы. Нет у них ни чувства милосердия, так что бесполезно взывать к их милосердию, ни чувства справедливости, так что без толку взывать к их чувству справделивости, ни чувства ответственности перед державой, человечеством и Богом, так что нет никакого смысла взывать к их чувству ответственности...
Я медленно допил остатки пива, выбросил опустевший баллон в окно, тут же откупорил следующий, чтобы потом не возиться, сразу сделал из него глоток, чтобы он почувствовал себя брошенным, одиноким и ущемлённым, затушил сигарету и тут же зажёг другую.
Было смутное, зыбкое, но при этом очень назойливое ощущение, что в теме мусорских чувств я что-то упустил — что-то чрезвычайно важное, что-то решающее, что-то такое, чего ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, что-то такое, что может открыть мне дорогу через границу — и это ощущение не оставляло меня в покое, всё сидело в в душе саднящей занозой.
Так, а ну-ка вернёмся к началу. Итак, единственное чувство, свойственное мусорам — тщеславие, сиречь в просторечье понты. Чувство, которое, как указывал ещё замечательный советский детский писатель Николай Носов, насытить невозможно, тем более у ментов, вся жизнь которых, вообще-то — одно сплошное бесконечное унижение абсолютным и всеобъемлющим ПРЕЗРЕНИЕМ НАРОДА. Отсюда все мусорские выкрутасы и потуги на пределе возможностей каждого вида и подвида: машины как можно более крутых марок всем назло, клоунские штиблеты с загнутыми носками за дикие деньги всем назло, квартиры, евроремонты и прочая, нормальному человеку на хрен не нужная, лабуда всем назло. Причём... ммм... чччёрт… я всё так же звериным нюхом чуял, что истина где-то рядом, что решение текущей задачи кроется именно на этом направлении моих размышлений... и отчаянно напрягал мозг, стараясь не упустить тончайшую, норовящую выскользнуть из моего мёртвого хвата ариаднову нить, выводящую меня к свету... так... так… так… ммм... мусорские понты в полном соответствии с незыблемыми, как Закон всемирного тяготения, законами психиатрии часто принимают самый неожиданный, идиотический и причудливый характер в виде золотых ошейников для омерзительно уродливых и отвратительно бездушных мастино и усыпанных бриллиантами мобильников для детей...
ДЕТИ!!!
Я огромным облегчением откинулся на спинку сиденья, лишь сейчас заметив, что в мысленной погоне за решением проблемы непроизвольно напряг все мускулы и весь взмок, и снова дотянулся до баллона с пивом.
Дети! Теперь я проеду через границу. Без проблем. У меня ведь есть, что предложить мусорам для их детей в подарок – нечто такое, чего нет ни у каких детей никаких березовских и абрамовичей, так что дети березовских и абрамовичей по примеру заносчивой дочки Вандербильта из уже упомянутых мною Ильфа и Петрова, полностью отдыхают – моя книга! С авторским автографом для каждого мусорского выблядка персонально! Книга «Расуль Ягудин. Русский язык: грамматика, орфография, пунктуация. Справочнник» (я ведь по основной специальности, вообще-то, преподаватель русского языка и литературы, чтоб вы знали), которая пользуется среди детей настолько бешеной популярностью, что её по пять баксов за экземпляр рвут из рук уже более пятнадцати лет, которая выдержала 12 изданий общим тиражом в 60 тысяч экземпляров, в том числе издание в Нью-Йорке, которая ныне продаётся в 236 странах мира и которая кормит меня буквально от пуза все эти более, чем пятнадцать лет.
Я много чего забыл прихватить с собой, когда глухой ночью в спешке собирался в далёкий безвозвратный путь. Но деньги, документы, рукописи и несколько пачек своего «Русского языка» я, разумеется, не забыл – не смог бы забыть в принципе, я бы скорее забыл на журнальном столике свою голову, чем свою книгу.
Так что вперёд, князь Расуль Ягудин, прорвёмся!
Эххх, залллётные!!! Разззудись!!!

– У нас только гривны, – строго сказала продавщица придорожной кафешки и свирепо уставилась на меня.
Я ошарашенно посмотрел на неё и глубокомысленно вопросил:
– Ааааааа?
– Мы принимаем в качестве оплаты только гривны, – явно призвав на подмогу всё своё нешуточное терпение, уже более развёрнуто, в полном соответствии со стандартным требованием любого школьного учителя «отвечай полным ответом на поставленный вопрос», обрисовала предлагаемую к употреблению икебану продавщица и, внимательно посмотрев на моё, по всей видимости, очень-очень недоумевающее лицо, сочла нужным пояснить: – национальную валюту Украины. – И злорадно добавила, предвосхищая уже готовый сорваться с моего языка вопрос: – Валюту не меняем, ищите пункт обмена, но сейчас, простите, ночь, все пункты обмена закрыты, но вы всё равно ищите– продавщица радостно улыбнулась этой моей перспективе.
Я обалдело взглянул на пачку купюр в своей руке. Всё правильно, ни одной гривны в пачке не наблюдается, сплошь одни рубли, которые, как только что эмпирическим путём было мной установлено, в Украине никому на хер не нужны. Так это же ж что же ж – уже ж Украина? А граница где? Когда это я её пересёк?
И лишь хлопнув изрядную чашку кофе уже в другой придорожной кафешке, где нашлись отзывчивые люди, обменявшие мне рубли на гривны – несомненно, по очень выгодному для них и совершенно не выгодному для меня курсу – я начал смутно припоминать: как же, как же, была граница. Перед которой я, дабы собраться с мыслями и с духом, тоже завернул в последнюю на моём пути и последнюю в моей жизни российскую кафешку, но отнюдь не за-ради кофе, а с диаметральностью до наоборот – за-ради пива. Каковое влив в себя таккую дозу, что стал похож на беременного Шварценеггера, и приступил к выполнению намеченного по дороге плана действий…

Продолжение следует

Admin
Admin

Posts : 604
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.eu

Back to top Go down

View previous topic View next topic Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum