Extreme. Виктор Власов (Омск, Россия). На Левом берегу Иртыша

View previous topic View next topic Go down

Extreme. Виктор Власов (Омск, Россия). На Левом берегу Иртыша

Post by Admin on Wed Jul 26, 2017 9:34 am

Поднимая голову, любопытно смотрю за висящими на толстых верёвках людьми в камуфлированной форме. Работая в воздухе, они не боятся упасть с высоты. Увлекаясь трудом, ремонтом стен или крыши, они будто никого не замечают. Тихо покоряют высоту и днями напролёт сидят на маленькой укреплённой канатами дощечке, запенивая, замазывая трещины в огромных бетонных или кирпичных стенах. Как работают эти высотники-ремонтники, спускаясь на верёвках порой с шестнадцатого этажа? Почему не боятся упасть и о чём думают?
Кто эти люди? Могучие «йети», которые лазают по крышам домов, словно по снежным горам и чинят их? Быть может, они – матёрые любители паркура и высота для них – что раз плюнуть? Узнаем!
На Андрея Добровольского и Серёжу Ильина, промышленных альпинистов, я выхожу с помощью общей знакомой – корреспондентки из коммунистической газеты «Красный путь» Евгении Ивановны Лифантьевой. Блоггер и журналист «Скади» Лифантьева познакомилась с товарищем Добровольским на российском мероприятии, посвящённом ролевикам.
Созвонившись с Андреем, я быстро приезжаю по адресу на Левом берегу Иртыша. К двенадцатиэтажному жилому зданию на улице Конева. Подхватывая, ребята ведут меня в лифт, везут на последний этаж. Перебрасываются парой фраз, почти не разговаривают, я признаться, боюсь, когда в основном молчат.

– Сейчас подвесим тебя, поймёшь, что значит работа промышленного альпиниста, – рекомендует Андрей Добровольский. – Закрепим, проверим и – вниз!
– Может, не надо!? – спрашиваю, опасаясь, потому что слазить приходилось лишь в детстве и только с веранды.
– Как ты узнаешь, что у нас за работа? – пожимает плечами Андрей.
– Я ведь журналист и придумаю что-нибудь, – оправдываюсь, разглядывая не худого, крепкого парня и бывшего ролевика Добровольского. Весит Андрей девяносто килограмм. Он выше меня на голову и плотнее. Не пойму, хоть дайте по голове дубинкой, как он слазит с крыши и работает на высоте.
– Отговорки не принимаются, Витёк! – отмахивается Серёжа Ильин. Высокий и поджарый парень в рубашке и жилетке, поджигающий сигарету. – Снарядим, спустим, не волнуйся. Промышленным альпинизмом мы занимаемся профессионально.
Верю, конечно, но страшновато, поверьте.
Переодеваются Андрей и Серёжа на чердачной площадке, заваленной рубероидом, баллонами с монтажной пеной и огромными кусками смолы, завёрнутыми в бумагу. Выдают и мне камуфлированный костюм. Зовут на крышу. Выбираюсь, снимаю на камеру этих смелых и отчаянных людей. Дают интервью, рассказывая о себе. Андрей – закончил теологический факультет ОМГУ, имеет двоих детей. Этот парень не слишком разговорчивый, отвечает на вопросы в основном. Закрепляя верёвки, карабины, самохваты, «блок-ролы» и другие устройства, почти не отвлекается. Но конфликт на Украине вызывает у него множество эмоций.

– Отсюда не видно, что происходит за тридевять земель. Пропагандистская машина работает одинаково мощно с любой стороны. Нам остаётся гадать. Кто развязывает войну сказать однозначно трудно, но в убийстве людей, живущих и защищающих Донбасс, виновата, конечно, украинская национальная гвардия.
У самого Андрея родственников на Украине достаточно. На юго-востоке и на западе. Все говорят по-разному.
Проводя теоретический инструктаж, Андрей называет постоянную атрибутику промышленного альпиниста, не советует зажимать рукой спусковой механизм – «восьмёрку», иначе верёвка может раздавить пальцы.
– Для страховки закрепляем «кулачок» на другую верёвку, чтобы придержала в случае чего. Сидушку ставим под седалище. Не забываем защёлкнуть карабины.
Серёжа и Андрей заботливо снаряжают меня, заверяя, что наладили столько тросов, что сорваться невозможно, даже если повиснуть вниз головой или начать демонстрировать танец в невесомости. Проверяя мои крепления и страховки, Серёжа рассказывает о себе. Этот парень закончил педагогический колледж, но работает в сфере ремонта кровли и стен давно. Привлекает сдельная заработная плата. КТОСы и сотрудники ТСЖ предлагают стабильную и немало оплачиваемую работу. Фирма у него зарегистрированная и зарекомендованная, к ним обращается добрая половина Омска. Добросовестность и скорое выполнение заказа – главные критерии работы этих промышленных альпинистов.

– В воздухе проводишь восемь-десять часов, поэтому, как правило, халтурить не приходится, – объясняет Серёжа. – Лично мне нравится испытывать это ощущение, когда не чувствуешь земли. Смотришь – ты наверху, на стене, как человек-паук. Здорово! Ещё люблю быть ответственным за других людей, помогать им, гарантировать. Зарегистрировали предпринимательство и вперёд – набрали команду для работы. Нас многие знают и предлагают полазить по стенам и крышам очень часто. Летом работы достаточно, а зимой – уезжаем в Сочи, там зарплата намного выше и объёмы другие. Каждый друг должен оплачиваться хорошо, а тем более – связанный с риском для жизни!
Мои коленки подкашиваются, лезть через парапет крыши не хочется. Я как будто замерзаю, столбенеют мышцы и связки, хотя одет и экипирован добросовестно. Перелезаю с трудом, вниз не смотрю, страшно. Усаживаюсь на деревянное старенькое сидение и ловлю себя на мысли, что не слышу слов Андрея, который совсем уж легко и непринуждённо находится в воздухе. Он даже улыбается, шутит, что пробовал работать вниз головой и раскачиваться.
– Голова может закружиться, – соглашается он. – А так – довольно интересно передвигаться по стене по горизонтали или по вертикали.

Спускаемся, воздействуя на механизм-«восьмёрку», раскручивая специальный страховочный узел верёвки, в народе так же именуемый страховочным гоблином. Я орудую спусковым механизмом медленно и с опаской, а друг-Андрей – стремительно и весело. Серёжа машет рукой с крыши, предупреждает, что снимает видео. Я отвечаю с трудом, поднимая голову. Андрей будто знаменитый голливудский «Спайдермен» уже далеко – этаже так на седьмом.
Погода стоит пасмурная, на небе – клочки бело-серых облаков, а дождь недавно прекратился. Ребята могут работать и на влажном воздухе, но не рекомендуют по технике безопасности. Верёвки, намокая, теряют свойства, могут нехарактерно скользить по механизмам. Опасности срыва никакой, если заранее проверяешь крепления и подкладываешь протекторы под верёвки в тех местах, где они соприкасаются, например, с голым бетоном или кирпичами. Эти «подушки», полезные матерчатые или пластмассовые трубочки, не дают спусковой экипировке перетереться. Сами верёвки сделаны из плотного материала – полимера, выдерживающего в натяг больше тонны.
Чувство получаю незабываемое, оказываясь на земле. На фото: Серёжа Ильин и Андрей Добровольский.


– Падают люди, Вить, редко, – признаётся Андрей. – Но случаи есть. В год – несколько человек. По неосторожности, например, нарушая технику безопасности. Ни в коем разе нельзя использоваться старое оборудование и всегда нужно проверять крепления. На крыше или на стене, но про высоту промышленный альпинист всё-таки не думает. Надо кормить детей, жену, хочется и себе заработать что-то. Вот и забираются ребята наверх.
Андрей Добровольский и Серёжа Ильин зовут меня на полный рабочий день. Вкусить хлопоты и опасности альпинизма, так сказать, с лихвой. Я пока что думаю, решаюсь неохотно.

Admin
Admin

Posts : 596
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.eu

Back to top Go down

View previous topic View next topic Back to top

- Similar topics

 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum