Куртуазная лирика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Стихи о Прекрасной Даме

View previous topic View next topic Go down

Куртуазная лирика. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Стихи о Прекрасной Даме

Post by Admin on Sun Jul 16, 2017 9:49 am

И медленно, пройдя меж пьяными...
Александр Блок


* * *

Перемежая утро днём,
перемещаясь по Чукотке,
я ваш вот этот ход конём,
почти стеная от щекотки,
покрыл, как матом, покрывал-ом,
пахнущем, как вами, цветами,
сей девятый вал
в глазницы вам, червовой даме,
залился бархатом...

Ну и забыл я спьяну,
как там далье:
вы были полностью мои
или меня вы заебали,
как белой мантией,
сугроб-ом обернувши плечи,
и тем, начавшимся на "ёб",
поставив точку в этой речи.


A"la classic

Лабая вальс, романс и фуги,
имея контуры цветка,
вы, недостойные подруги,
скажите мне издалека
чего-нибудь о постаревшей,
давно скончавшейся себе,
те макароны не доевшей
и, затерявшись в голытьбе,
навек оставшей на сходке/1/
невоплотившихся теней,
седой вернувшейся с той ходки/2/...

Ну, почему о ней, о ней,
я на руке мотая бусы,
всё вспоминаю?,
из себя ваяя всех, что так безусы,
взрослели, вас ебя, ебя...


* * *

Всё-всё совсем не обо мне:
здесь мы крутили хула-хупы,
здесь, как на звёздочке, на пне,
ты, девочка, лаская крупы медведей,
двигалась юлой,
взметая юбочку, как крестик цветка,
являя, Боже мой,
пизду, похожую на пестик,
прозрачно пахнущий водой
воды скрещённой – аллилуя!

И я, о, Господи, не твой,
с прохладной тенью поцелуя
на истончившейся щеке,
ловлю той юбочки листочки,
пизду, как пестик на цветке,
не в силах выразить до точки.


* * *

Пройдя немного прямей и выше,
"Пыли, дорога", – сказала ты,
почти, как крылья, все эти крыши
спиной распахивая.

На "ты" я обратился к вам так случайно,
такой загадочной – словно вальс,
и это было необычайно,
неописуемо в стиле вас.

Наутро пахло, как светом, льдами,
качалась холодом темнота...
Об этой, вечно Прекрасной Даме,
моё молитвенное: "Та".


* * *

В пояс сунув две заточки,
на большой дороге я –
вот ведь как дошёл до точки,
раз ты больше не моя.
И, выглядывая с дуба,
намотав на кисть лассо,
я дождусь тебя, голуба,
ствол дубовый под кроссо-вками всё грея,
затаённый, тих и лют...

Плачет, плачет по мне рея/3/,
всё зовя меня на ют/4/,
где, наверно, как на дубе,
мне качаться меж ворон,
где тебе, моей голубе,
скажет кто-нибудь: "Вон он".


* * *

Когда закончилась котлета
и было выпито всё-всё,
до предпоследнего куплета
допев пол-отходной,
посё-лок галсами промерив,
уединившиеся в дым,
опять друг другу не поверив,
вот, мы опять тудым-сюдым,
по веткам шлёпая ракетой
и допевая тот куплет пол-отходной,
той, не допетой,
что я берёг все тридцать лет...

И вот настало время этой,
тебе написанной одной,
вдруг окончательно допетой
уже не полу-отходной.


* * *

Абсолютно невозможен
в этом блядском неглиже,
напомажен, растаможен,
я шагал к тебе уже,
весь заносчив и доволен,
навострив по ветру нос,
окончательно уволен,
ожидая на вопрос однозначного ответа:
"Как насчёт... ты, я и мы?"

Это было прямо лето –
твой ответ из кутерьмы
декабря под самый финиш
под гирляндами уже,
там, куда ты скоро двинешь
в этом блядском неглиже,
под которым,
очень важен,
как заядлый голубой,
растаможен, напомажен,
я упрятался с тобой.


* * *

На пенис шейкой накрутясь
и распустив усами косы,
моргая снизу,
словом "ась?" урегулировав вопросы/5/
все-все о нашем и других
друг к другу... в общем... отношеньи,
вот – вдохновя на этот стих меня,
закончила движенье,
разматываясь, как юла,
и с пениса, и с отношений...

Вот той – какой ты не была,
я, не закончивший движений,
тебя запомнил,
напоследок с шейки, словно лента, разматываясь,
назубок зубря значительность момента.


* * *

Нинка ходит по бордюру
от балды туда-сюда –
вот её я вижу, дуру:
малолетня, не седа,
чёлка прыгает на ляжке, перевесившаяся,
и гандоны на кармашке для Наташки –
вот ты вся такая сбоку, сзади и анфас...

Я тебя, зеленооку,
матерившуюся бас-ом,
гладил под ключица-ми,
где тукало в ладонь мотоцикловоей спицей,
изрыгавшую огонь,
по бордюру,
свесив чёлку,
разгулявшуюся в хлам,
без особенного толку обещавшую:
"Не дам".


* * *

Никто не видел нас с тобой
на отрицательном уклоне/6/,
моя родная девка-бой...

В таком недопустимом тоне
я вспоминаю о тебе,
блюя и шлёпая соплями.
Ну, что же ты ни ме, ни бе? –
ведь о тебе, Прекрасной Даме,
весь этот блядский дифирамб
в сопровождении оркестра,
который бы, конечно, нам б
не помешал бы (эх, маэстро!),
когда мы оба, девка-бой,
в таком недопустимом тоне
касались мордами с тобой
на отрицательном уклоне.


* * *

Невероятное явленье
явилось мне наперерез –
блондинка полностью без тленья,
а было времени в обрез.

И я, с губы роняя слюни,
губу до жопы раскатав,
совсем со всеми вкупе
втуне,
почти до носа хвост поджав,
бежал от этого явленья,
какого не было никак
ни до, ни после появленья тебя,
явившейся вот так.

И всё ж,
подглядывая снизу и сзади,
хлюпая губой,
уж тридцать лет иду по низу тебя
к тебе и за тобой.


* * *

По кургузому проходу, уводящему вовне,
к Коста Бланке, ходу, ходу! –
вот ты что сказала мне,
белолицей кобылицей в лёд копытами бия.

Ту тебя,
в лужок водицей растекаясь, помню я,
разметавшуюся гривой,
с носа пышущей огнём...

Я сегодня,
говорливый,
отобедав ровно днём,
на Земле, как полустанке,,
всё стою на этом льду,
к этой вашей Коста Бланке
собираясь на беду.


* * *

Зое,
практикантке в ментуре

На укороченном прикладе
и укороченном стволе
всегда написано "вы бляди"
у кромки прямо на нуле –
вот так тебя я вспоминаю,
ментовочку в сиреневой
до сисек задранной по краю юбчоночке,

и, вой не вой,
уже закончились все эти
гандоны с гильзами на вес/7/
при пулемёте-пистолете,
таком похожем на обрез.


* * *

На грязно-жёлтой занавеске
твоя двоящаяся тень,
похожая на арабески,
в спираль,
раз выдалась мигрень,
закручена веретеном и
слезами,
твёрдыми, как лёд,
тончась, выплакиваясь в доме,
в котором ты вот-вот, вот-вот
опять взойдёшь на занавеску,
закручена веретеном,
на бровь надвинувшая феску,
теперь вернувшаяся в дом
вот, вся с ногами полукровки
(коротконога, да-да-да),
все эти, блллядь, татуировки и арабески
вот сюда с себя отряхивая льдинка-ми,
покинув не без слёз
меня на ёбаной Дудинке/9/,
которую я перерос


* * *

День и ночь остались сзади,
холодя мне позвонок,
и кожурки авокадей/10/
возле выставленных ног завихряются,
вихляясь, заметая, заводя,
вот он я – весенний заяц возле койки,
погодя и принюхавшись к набойкам
на высоких каблуках,
разгулявшийся по койкам,
догоняю, ох и ах,
кромкой мартовского снега,
прыг да скок, да прыг да скок,
снегом пахнущий, как Вега,
твой крестцовый позвонок.



/1/ Сходка (феня сиречь блатной жаргон) – общее собрание коллектива
/2/ Ходка (феня) – отбытие срока в местах лишения свободы
/3/ Рея – в парусном судоходстве часть корабельной оснастки, предтавляюща из себя поперечную балку. По необходимости использовалась в качестве виселицы.
/4/ Ют – кормовая надстройка, элитарная часть парусного судна, традиционное место капитана и старших офицеров. Морякам низовых слоёв корабля, за исключением рулевого, вход на ют запрещался, если только их не вели туда, чтобы повесить.
/5/ "Урегулировать вопрос" – любимое выражение Леонида Ильича Брежнева.
/6/ Отрицательный уклон – в скалолазании и альпинизме термин, обозначающий стену, наклонённую в сторону взбирающегося на её человека. Угол отрицательного уклона измеряется, разумеется, в градусах, как и угол положительного уклона.
/7/ На вес – выражение, обозначающее легкодоступность, например, "продаётся на вес".
/8/ Обрез – изобретение русских умельцев во времена ограниченного хождения лёгкого стрелкового оружия: у ружья или винтовки обрезается ствол и приклад – получается удобное для скрытого ношения компактное огнестрельное оружие ближнего огневого контакта, по размерам почти в точности соответствующее большинству современных пулемётов-пистолетов. Использовалось, в основном, криминальным элементом.
/9/ "На Дудинке" – морфологический блатной жаргон: не "в тюрьме", а "на тюрьме", не "в зоне", а "на зоне"... у меня этот жаргон со времён моей хулиганской юности, я родился в бараке и вырос в мрачных кварталах городских окраин, состоял в подростковой банде, которая затем выросла в самую грозную криминальную группировку Уфы, так называемую "айскую бригаду"... меня к тому времени в ней уже не было, я был в московской аспирантуре.
/10/ Неправильно. Всем назло и ради рифмы. Вообще-то, слово "авокадо" не склоняется, не сочтите меня за двоечника.

Admin
Admin

Posts : 600
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.eu

Back to top Go down

View previous topic View next topic Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum