Литературная учеба. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Ода трусости

View previous topic View next topic Go down

Литературная учеба. Князь Расуль Ягудин (Лимассол, Кипр). Ода трусости

Post by Admin on Sat Jun 24, 2017 11:32 am








Сконцентрируйся и НИКОГДА не расслабляйся.
принцип ниндзя.

Пора, наверное, нам, журналистам, начать делиться друг с другом секретами профессиональной безопасности. Раз уж Россия оказалась в почётной тройке стран, наиболее опасных для журналистской деятельности, в приятной компании с Филиппинами и ещё какой-то дырой.
Мне мой профессиональный опыт подсказывает в первую очередь наиглавнейший, базовый принцип безопасности – быть трусом. Я, например, трус с детства. Всегда боялся драк, избегал горластых мальчишеских компаний, старался не бродить вечерами по улицам, всё прятался на диванчике с книжкой в руках.
От очень большого количества бед спасла меня моя трусость, когда я ступил на раскалённую журналистскую стезю.
Вот, например, моя необъяснимая привычка никогда не оставаться в чужом кабинете одному, даже если хозяин кабинета мой друг – откуда она, как не от трусости? Стоит только хозяину сказать: «Посиди тут, я щас», как я тут же поднимаюсь и выхожу в приёмную или в коридор вместе с ним. И всем советую поступать так же – зато уж если из кабинета что-нибудь пропадёт, или, наоборот, в кабинете что-нибудь появится, например, пакетик с героином или маленькая симпатичная бомбочка, то поискать виннового ИМ придётся где-то ещё.
Из какового принципа логически проистекает, кстати, и противоположный принцип – по возможности не пускать в дом хрен знает кого. Включая невесть откуда однажды вдруг потянувшихся к моей двери косяками миленьких тёлочек со следующими, примерно, текстами: «Вы выиграли приз, разрешите войти, чтобы его Вам вручить». Причём так… настойчиво, только успевай отпихивать прущие вперёд молодые груди, причём, отпихивать очень аккуратно – малейший синячок, и ей ведь уже можно с полным правом заорать «насилуют!»
И уж, конечно, надо быть полным дебилом, чтобы пускать в дом посторонних детей. Как, например, того пацана самого что ни на есть детского возраста, вдруг позвонившего мне в дверь (тогда ещё звонок работал, его ещё не сожгли), и который, когда я рассмотрел его в глазок (тогда ещё глазок тоже был, его ещё не выбили) и спросил «чаво?», разрыдался в голос и выдал явно профессиональным психологом подготовленный текст о том, что он голоден, что ему холодно и одиноко и что его папа дома бьёт.
А вот только что (какое совпадение!) мне прошёл дозвон на сотовый. Перезваниваю, а там детский голос. А ведь мой звонок теперь на том конце зарегистрирован. Звонок 45-летнего мужика чужому ребёнку! Причём, я вспоминаю, что за последнюю неделю это уже второй такой случай. В тот раз я не придал этому значения, а зря. Расхрабрился. Так что отныне перезванивать по дозвонам не буду и то же самое советую всем.
И вообще, советую избегать незнакомых детей, не отвечать на вопросы, не подвозить голосующих, не провожать заблудившихся. Среди детей ведь тоже бывают ублюдки – в Латинской Америке именно дети работают в жанре заказных убийств и похищений людей («Роман с камнем» смотрели?) Раз уж ребёнку смертная казнь не грозит.
А ещё я из трусости усвоил привычку, едва сев за руль, запираться изнутри. Эта привычка выручила меня трижды: тут всё очень просто, вдруг подбегают и пытаются открыть дверцы с двух сторон, причём лица настолько страшные – не то, чтобы зверские или жестокие, а просто… неживые какие-то, как у кукол. Нечеловеческие. Лица нелюдей. Главное не зевать, раз уж начали дёргать за дверцы – сразу по газам. И ни в коем случае не пытаться проявить чудеса героизма – не вылезать и не затевать выяснения отношений.
Поскольку главная цель настоящего журналиста не в том, чтобы стать героем, а в том, чтобы написать и пробить в печать статью. Именно этим настоящий журналист отличается от мудака. И уметь избегать драк – его важнейшее профессиональное качество, как бы ни провоцировали.
А раз уж драки ну совсем не избежать, то драться тоже надо трусливо. Во-первых, надо с перепугу бить первым, и раз уж начал бить, то бить и бить без передыху. При этом не стоять геройски в полный рост, тыча перед собой кулаками – попадёшь под хороший удар, и всё! Низом, господа, ходить в драке следует всегда низом, свернувшись калачиком, поджимая пах, закрывая руками корпус и голову, крутиться, вертеться и бить, бить, бить. Вспоминается один эпизод – ждал я свою, как мы тогда выражались, герлу (с ударением на последнем слоге) у подъезда, не понравился местной гопоте, ну и… началось. Кстати, совершенно напрасно я тогда не убежал – с герлой-то моей, молодой мамой с двухлетним ребёнком, уж точно ничего бы не случилось, а если бы даже и случилось, в конце концов, это была не моя жена. Так вот дрался я тогда как раз – низом и в движении. Их было четверо и они прицельно и что есть силы пинали меня со всех сторон, целясь, в основном, в голову и по яйцам. И что? Всё, чего им удалось достичь, так это разок хорошо попасть ногой по бедру, я потом хромал, и насажать мне синяков на локти.
Кстати, если безоружен, хороший способ подавит агрессию в самом начале – ударить пальцами по глазам (только не пытайся ударить ногой по яйцам, всё равно не попадёшь, а время потеряешь и инициативу упустишь), но следует при этом учесть два момента: во-первых, попасть по глазам, ударив сразу от бедра, из положения опущенной руки, очень сложно, необходимо сделать взмах так, чтобы рука на миг приняла позу вставшей кобры, во-вторых, глаза человека, как ни странно, довольно крепки, и чтобы их выбить, нужно бить как можно сильнее. Я бил человека по глазам дважды: в первом случае ударил снизу и промахнулся, во втором, наученный опытом, ударил со взмахом, но недостаточно сильно – попал, но не выбил. В третий раз учту и этот прокол. По крайней мере, в обоих тех случаях ритм чужой агрессии был сбит, в обоих случаях плотное кольцо, в которое меня зажали, распалось, и я, молотя по рылам, сумел вырваться на простор и убежать. Гнались, кстати, за мной не особо – явно были потрясены.
Кстати, ещё совет – надо уметь бегать. Первый рывок должен быть на пределе возможностей, чтобы оторваться, а когда выиграл дистанцию, следует бежать грамотно, следя за дыханием и экономя силы, не пытаясь оторваться, а просто держа дистанцию и стараясь преследователей измотать. В хорошем беге выигрывает тот, кто выносливей, а выносливей всегда тот, кто хладнокровней. Адреналин, он ведь выматывает. Да и вообще торопиться ни к чему, им ведь гнаться за тобой слишком долго совсем не улыбается – и менты могу оказаться где-нибудь, и просто порядочные люди… разумеется, бег следует направлять в людные места.
А вообще, чтобы всего этого избежать, следует не быть отмороженным храбрецом и не выходить на улицу безоружным. В качестве оружия годится любой нож, продающийся в любом киоске (эти ножи под определение холодного оружия не подходят, а зарезать ими можно за милую душу), с выступами у основания клинка, чтобы рука не соскользнула на лезвие при ударе, и желательно с пружинным автоприводом, т.н. «выкидушка», чтобы можно было одним нажатием кнопки привести его в рабочее, будем говорить, состояние.
И ещё один очень-очень важный принцип, сформулированный в старом фильме следующим образом: «Поднял ружьё, так убей!». Не надейтесь просто испугать ножом серьёзного нападающего. Уверяю от всей души – ножиком как таковым никого не испугаешь. Только решительная готовность убить остановит идущую на тебя толпу. Это ведь как-то … сразу видно, готов ты убивать или нет. Причём, пол не имеет никакого значения – разъярённая женщина с ножом в руке посильнее «Фауста» Гёте будет.
Я как-то раз достал нож просто, чтобы отпугнуть двоих амбалов, прущих на меня буром. Толку-то – пришлось его бросить, всё равно он только руку занимал, и начать молотить просто кулаками (бить надо первым, не забыли?)
Зато в другом случае, когда я пустил в дело нож по-настоящему, вертясь, как юла, и отмахиваясь от толпы молодняка (спиной-то встать было не к чему, на пустом пространстве меня подловили), подходить близко никто не решился, так и бегали они вокруг, пытаясь попасть кулаками по личности, не раз им это удавалось, да разве ж издалека да на бегу хорошо ударишь. В конце концов они кинулись удирать – естественно, я ведь бил без дураков, на поражение, но поскольку я всё-таки не д’Артаньян, не попал ни разу, слава Аллаху, Всемилостивому и Милосердному.
Но то был эпизод попроще – пусть толпа, но безоружная, и ни палок, ни камней там на асфальте не оказалось, а журналисту следует всегда быть готовым к тому, что с оружием пойдут и на него, ладно если это тоже будет нож, а не пистолет. В другом случае когда нападающий (которого я заметил, когда уже поздно было бежать, это означало лишь подставить ему спину) быстро идя ко мне и как-то… не глядя в лицо, как-то… словно целясь взглядом в туловище, достал откуда-то нож, ситуация сложилась намного хуже. Ножевая драка один на один – это был самый страшный эпизод в моей жизни. Как-то словно онемели локти и колени, тело стало лёгким и чужим, мир вокруг утратил краски и объём, стал плоским, белёсым, слегка затуманенным, при этом жутко отчётливо ощущался рёв большого города, он буквально оглушал, тот урод что-то говорил с белым лицом, но его не было слышно. Я в тот раз использовал где-то вычитанную (у Гюстава Эмара, по-моему) боевую стойку: угрожая ему ножом, отпрыгнул назад, заплясал вокруг, удерживая дистанцию – быстро, перекидывая нож из руки в руку, скинул куртку и, не вынимая левую кисть из вывернувшегося рукава, несколькими круговыми взмахами намотал её на руку. Свернувшись всем телом и прижав обмотанный курткой локоть к нижнему ребру слева так, чтобы бицепс закрывал сердце, и удерживая покрытую тканью ладонь у правой стороны шеи (левую сторону шеи я закрыл, прижавшись щекой к поднятому левому плечу) я, зачем-то вихляясь и юрко раскачиваясь корпусом, пошёл вперёд и на очередном шаге дёрнулся в бросок, пытаясь достать его ножом в грудь. Он судорожно взмахнул перед собой рукой с ножом и, другой рукой толкнув меня в плечо, шарахнулся в сторону, мой нож зацепился за что-то мягкое, соскользнул, я проскочил мимо, и враг выпал из моего поля зрения. Неприятный был момент. Я словно повис в ледяной враждебной бездне без точки опоры, беспомощно суча руками и ногами, как таракан в стакане, и ожидая, что в любую секунду из этой бездны в меня воткнётся нож. Вероятно, с ним было примерно то же самое, потому что мы вновь оказались лицом друг к другу одновременно. Я снова прикрылся обмотанной курткой левой рукой, как щитом, снова завихлялся, заюлил корпусом и снова пошёл вперёд. И тут он сделал крохотный шаг назад. А мне что, на хрен, больше всех оно надо? Я остановился. Он опять сделал шажок назад. Я тоже сделал шажок назад. Затем опять он. Затем опять я. Вот так, поначалу пятясь, а затем, повернувшись, но всё время оглядываясь, мы и разошлись от греха.
Нннда! Жуткий был эпизодец. До сих, вспоминая, я испытываю ноющее, сосущее ощущение где-то в глубине груди на уровне нижних рёбер. Но одно я знаю твёрдо – лишь моя прирождённая трусость позволила мне из всех этих ситуаций выйти с минимальными потерями, каждый раз стремление убежать (дрался я всего несколько раз, а убегал раз тысячу) давало мне преимущество и позволяло выпутаться из крайне неприятных ситуаций.
Вот такой мой главный совет всем коллегам – быть трусом. Дверь посторонним не открывать, в драки не лезть, на провокации не поддаваться. И пусть те случаи, когда я был вынужден принять бой, послужат для всех коллег предостережением.
Поскольку все эти случаи означают, что я был недостаточно осторожен. Ладно хоть выкрутился, а если бы нет?
Коллеги, будьте бдительны

Admin
Admin

Posts : 604
Join date : 2017-05-20

View user profile http://modern-literature.forumotion.eu

Back to top Go down

View previous topic View next topic Back to top


 
Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum